Заголовок из нескольких слов
Автор: Дорошенко Мария
Фото: Гемран Лепёхин
Источник: ТАСС
"Благотворительный фонд "Подари жизнь" выражает вам глубокую благодарность за идею, разработку и реализацию информационно-правового сервиса для подопечных фонда. Сложно переоценить важность того, что вам удалось сделать для нас. Простые и понятные ответы на очень сложные юридические вопросы, переданные при помощи лаконичного дизайна и интуитивного подхода , позволят родителям наших подопечных самостоятельно получить необходимую юридическую помощь."
The First Lady — не столько тройной байопик, сколько попытка показать, насколько три героини были похожи и в частной жизни, и на политической арене. Похожи, как минимум, тем, что не были готовы ограничиваться церемониальной ролью жены президента. Это были сильные личности со своими амбициями, убеждениями и социальными проектами. Элеонора Рузвельт боролась за права женщин, выступала против сегрегации и участвовала в создании ООН, Бетти Форд нормализовала разговоры об абортах и зависимостях и доказала, что рак груди — это не стыдно, а Мишель Обама ратовала за легализацию однополых браков и изобличала расизм. Этой их борьбе за лучший мир и посвящен сериал, в героинях которого по чеховским заветам прекрасно все: и мысли, и душа, и одежда.

Превратить одних роскошных женщин в других роскошных женщин удалось благодаря визажистам во главе с Кэрол Рашид, в послужном списке которой «Стальные магнолии» и «Бессмертная жизнь Генриетты Лакс», и художнице по костюмам Синье Сейлунд, известной по сериалу «Отыграть назад» с Николь Кидман и Хью Грантом. «Нашей задачей было сделать так, что актрисы почувствовали себя первыми леди», — говорит Сейлунд. Перед командой стояла непростая задача показать, как первые леди стареют, а еще воссоздать их узнаваемые черты: Виоле Дэвис и Джиллиан Андерсон, чтобы повторить улыбки Мишель Обамы и молодой Элеоноры Рузвельт, пришлось примерить вставные челюсти, а Мишель Пфайффер изменили форму носа — на более вздернутую, как у Бетти Форд, — и губ. Проще всего, понятное дело, решалась проблема с прическами — всего через съемочную площадку прошло около 200 париков: только на семью Рузвельт пришелся 131 экземпляр.

На крохотной фотографии с Дня знаний Хусаинова почти не разглядеть, но в Зеркальном зале Яра не заметить его значительную фигуру невозможно. Особенно когда в зале гаснет свет и он, под торжественную музыку (заиграла не с первого раза) поднимается на сцену, чтобы сообщить: Вячеслав Зайцев, как и месяц назад, на показ не приехал. «Вы все очевидцы того, что сейчас происходит в доме моды. Сегодня Вячеслав Михайлович не с нами, поскольку болеет и не может открыть неделю моды». И пока собравшиеся вспоминают, очевидцами чего именно они оказались, Хусаинов заходит с козырей: «Я хотел бы пригласить на эту сцену нашего главного хедлайнера сегодняшнего мероприятия — встречайте, Николай Алексеевич Головин. Благодаря этому человеку Вячеслав Михайлович обеспечен всем: вниманием, средствами обеспечения, заботой. Он очень сильный человек. Поэтому Головин был, Головин есть и Головин будет».

Едва ли участники из Донецка и Благовещенска ехали в Москву в надежде увидеть вживую муниципального депутата из Новогиреево, но для The Blueprint это шанс поговорить с Головиным. Ведь в его депутатской приемной телефон как будто вовсе не работает. По-депутатски улыбчивый Головин окажется не слишком многословен и красноречив: «Есть серьезный очень аргумент, почему делаем Zaitsev Fashion Week, и вам это должно служить стимулом: Коко Шанель образования не имела, но Chanel знает весь мир. И поэтому я вам передаю еще раз пожелания удачи, чтобы вы были счастливы и состоялись, потому что высшее искусство, наверное, для человека и для жизни на земле не существует. Всего вам доброго».
Превратить одних роскошных женщин в других роскошных женщин удалось благодаря визажистам во главе с Кэрол Рашид, в послужном списке которой «Стальные магнолии» и «Бессмертная жизнь Генриетты Лакс», и художнице по костюмам Синье Сейлунд, известной по сериалу «Отыграть назад» с Николь Кидман и Хью Грантом. «Нашей задачей было сделать так, что актрисы почувствовали себя первыми леди», — говорит Сейлунд. Перед командой стояла непростая задача показать, как первые леди стареют, а еще воссоздать их узнаваемые черты: Виоле Дэвис и Джиллиан Андерсон, чтобы повторить улыбки Мишель Обамы и молодой Элеоноры Рузвельт, пришлось примерить вставные челюсти, а Мишель Пфайффер изменили форму носа — на более вздернутую, как у Бетти Форд, — и губ. Проще всего, понятное дело, решалась проблема с прическами — всего через съемочную площадку прошло около 200 париков: только на семью Рузвельт пришелся 131 экземпляр.
Подзаголовок из нескольких слов
Добившись визуального сходства актрис с прототипами, создатели сериала и в одежде постарались максимально приблизиться к оригиналу. Благо недостатка в фотографиях — особенно у Мишель Обамы, которую Синье Сейлунд называет одной из самых фотографируемых женщин эпохи, — не наблюдается. «Мы сделали копии знаковых предметов их гардероба. Работать было тем интереснее и веселее, что у актрис, которые играют в сериале, другие фигуры, другой рост». Так Виола Дэвис на 15 сантиметров ниже Мишель Обамы, поэтому для фильма подбирали уменьшенные аналоги столь любимых первой леди крупных аксессуаров: колье из жемчуга и широких ремней.
Добившись визуального сходства актрис с прототипами, создатели сериала и в одежде постарались максимально приблизиться к оригиналу. Благо недостатка в фотографиях — особенно у Мишель Обамы, которую Синье Сейлунд называет одной из самых фотографируемых женщин эпохи, — не наблюдается. «Мы сделали копии знаковых предметов их гардероба. Работать было тем интереснее и веселее, что у актрис, которые играют в сериале, другие фигуры, другой рост». Так Виола Дэвис на 15 сантиметров ниже Мишель Обамы, поэтому для фильма подбирали уменьшенные аналоги столь любимых первой леди крупных аксессуаров: колье из жемчуга и широких ремней.
Подзаголовок из нескольких слов
Добившись визуального сходства актрис с прототипами, создатели сериала и в одежде постарались максимально приблизиться к оригиналу. Благо недостатка в фотографиях — особенно у Мишель Обамы, которую Синье Сейлунд называет одной из самых фотографируемых женщин эпохи, — не наблюдается. «Мы сделали копии знаковых предметов их гардероба. Работать было тем интереснее и веселее, что у актрис, которые играют в сериале, другие фигуры, другой рост». Так Виола Дэвис на 15 сантиметров ниже Мишель Обамы, поэтому для фильма подбирали уменьшенные аналоги столь любимых первой леди крупных аксессуаров: колье из жемчуга и широких ремней.
Добившись визуального сходства актрис с прототипами, создатели сериала и в одежде постарались максимально приблизиться к оригиналу. Благо недостатка в фотографиях — особенно у Мишель Обамы, которую Синье Сейлунд называет одной из самых фотографируемых женщин эпохи, — не наблюдается. «Мы сделали копии знаковых предметов их гардероба. Работать было тем интереснее и веселее, что у актрис, которые играют в сериале, другие фигуры, другой рост». Так Виола Дэвис на 15 сантиметров ниже Мишель Обамы, поэтому для фильма подбирали уменьшенные аналоги столь любимых первой леди крупных аксессуаров: колье из жемчуга и широких ремней.
Заголовок из нескольких слов или фраз, их может быть не болешь четырёх строочек текста
Заголовок из нескольких слов или фраз, их может быть не болешь четырёх строочек текста
Заголовок из нескольких слов или фраз, их может быть не болешь четырёх строочек текста